Коран - лингвистическое чудо. Часть 5: Вызов Корана



Среди арабов, как мусульман, так и немусульман Коран единодушно признан как шедевр. Даже правила арабской грамматики имеют свои корни в Коране, делая тем самым Коран классическим образцом, который определяет свойства арабского языка.


Что же такое вызов Корана?


Всевышний Аллах говорит:


Скажи: «Если бы люди и джинны объединились для того, чтобы сочинить нечто, подобное этому Корану, это не удалось бы им, даже если бы они стали помогать друг другу». [сура 17 «Аль-Исра», аят 88]


В предыдущих частях данной книги мы уже рассмотрели то, насколько силён арабский язык. Можно с уверенностью сказать, что это один из самых влиятельных языков по своей силе в передаче значений и описаний в наиболее точных и лаконичных формах.


Поэтому и Коран, как ведущий текст, созданный на этом языке, можно считать одним из самых влиятельных текстов в мире. Если кто-то был не согласен с этим, ему нужно было предоставить текст, схожий по стилю и содержанию с Кораном на арабском языке или языке такой же силы и влияния.


Также ранее мы уяснили, что Коран не содержит ни единой грамматической ошибки (в чём упрекают его некоторые несведущие люди), потому что коранический язык и был тем инструментом, при помощи которого формировалась арабская грамматика. Необходимо отметить, что современный стандартный арабский язык (аль-фусха), на котором говорят сегодня, лишь упрощенная форма чистого классического арабского языка, поэтому его правила не могут быть использованы в качестве аргумента для критики коранического классического языка.


Сейчас, когда всё превосходство арабского языка и коранических литературных приёмов мы уже продемонстрировали в рамках этой книги, ее последующая часть будет посвящена краткому объяснению природы вызова Корану, а также будут приведены примеры некоторых попыток в истории подражания Корану.

Уникальная структура Корана


Для того, чтобы стать шедевром и устанавливать свои собственные стандарты и правила, книга должна обладать собственным уникальным стилем и структурой. Далее будет кратко изложено то, почему Коран так уникален по своей структуре.


Коран уникален как часть литературного процесса во всех аспектах. Даже его название уникально – «Кур’а̄н» (قُرْآن) означает «то, что обильно читается».


Коран разделен на суры, которые обычно называют также «главами», но такой перевод слова не является вполне корректным. Слово «сура» происходит от классического значения «внешние стены города». Представьте себе, в прежние времена в городах не было границ и знаков с надписью «Добро пожаловать». Вместо этого города окружали крепостные стены, которые нужно было преодолеть для того, чтобы попасть внутрь. Это было надежное средство защиты и охраны города.


Внутри город был наполнен событиями – здесь люди находили место для проживания, общались, вели торговлю, продавали и покупали товары на рынках – но все эти события были неизменно связаны между собой. Нечто подобное мы видим и в суре – здесь происходит множество различных событий, но все они так или иначе связаны между собой ради одной цели (и значения). [Данное объяснение было дано Нуманом Али Ханом во введении тафсира суры «Ан-Наба»].


Слово «аят» (آيَة) обычно понимается как «стих», но это не совсем точный перевод. Слово «аят» уникально, оно имеет значение «чудотворного знака». Оно не может быть переведено как «стих», потому что термином стихи обычно обозначают поэзию, а Аллах говорит нам, что Коран – это не поэзия:


«Это — не слова поэта» [сура 69 «Аль-Хакка», аят 41].


Слово «аят» не может быть переведено и как «предложение», так как некоторые аяты имеют в своём составе более чем одно предложение (например, аяты о наследстве [сура 4 «Ан-Ниса», аят 11] и т. д.), другие же аяты состоят из одного или двух слов (например, [الرَّحْمَنُ] Ар-Рахман - 1 слово) [сура 55 «Ар-Рахман», аят 1].


Итак, термин «аят» уникален как по своему значению, так и по структуре в сравнении с другими книгами.


Все эти примеры демонстрируют, что Коран уникален по своему стилю. Он уникален, и не было создано образцов подобных ему. Поэтому вызов Корана заключается в том, чтобы создать нечто подобное ему.


Чудесная природа откровения


Чудесный аспект Корана заключается в том, что он ниспосылался в качестве откровения:


- Неграмотному человеку (Мухаммаду, мир ему). Поэтому он не мог бы выучить или скопировать этот текст у других людей. Любой, кто познакомился с Писанием, стал либо истинно верующим в его послание, либо ярым противником, далеким от него.


- Человеку, которого люди нарекли «аль-Амин ас-Садик» (заслуживающим доверия, правдивым) – так как он был известен своей честностью на протяжении всей жизни, и оставался таким и после того, как послание было открыто ему.


- Неожиданно посреди страшных событий, которые возникали в жизни Пророка, даже в разгар битвы (а это значит, что обвинения в вымысле или подражании не могут быть предъявлены).


- Без дальнейших исправлений: означает, что, как только Пророк произносил что-либо из Корана, он уже не мог исправить это или сказать по-другому (и даже то, что было отменено из Корана, не было отменено в результате преследования определенных литературных целей). Однажды сказанное, оно претендовало на статус слова Божия до скончания времён.


До сих пор ни один литератор или эксперт в области языка не в состоянии представить что-либо, что приблизилось бы к Корану, хотя ничего не мешает им исследовать и редактировать свои труды, чтобы представить что-либо «похожее на Коран». В особенности этот факт является удивительным в наши дни и эпоху, когда материалы для исследования можно найти онлайн, а распространение идей в массовом масштабе стало беспрепятственным.


Понимание литературного вызова Корана «создать нечто подобное»


[Подготовлено исследовательским комитетом IslamToday.net под управлением Шейха Абд аль-Ваххаба аль-Турайри]


Многие люди под литературным вызовом Корану понимают создание нечто столь же «прекрасного» как Коран, а не создание нечто подобного.


Из-за этого многие скептики верно указывают на то, что литературная оценка, высказываемая по этому поводу, обладает высокой степенью субъективности. Если кто-то скажет, что он считает, что определенные произведения прозы или поэзии намного лучше Корана, кто станет спорить с ним? Не является ли этот вопрос делом персональных взглядов и вкусов? Кому быть в этом деле судьей?


Вызов Корана, однако, заключается не только в написании чего-либо схожего по литературному совершенству, но в создании нечто подобного самому Корану.


В этом можно убедиться, прочитав следующие аяты:


«Скажи: «Если бы люди и джинны объединились для того, чтобы сочинить нечто, подобное этому Корану, это не удалось бы им, даже если бы они стали помогать друг другу». [сура «Аль-Исра» 17:88]


«Или же они говорят: «Он измыслил Коран». Скажи: «Принесите десять вымышленных сур, подобных этим, и призовите, кого сумеете, помимо Аллаха, если вы говорите правду. Если они не ответят вам, то знайте, что он ниспослан с ведома Аллаха и что нет божества, кроме Него. Неужели вы не станете мусульманами?» [сура «Худ» 11:13-14]


«Или же они говорят: «Он выдумал его». Скажи: «Сочините хотя бы одну суру, подобную этим, и призовите, кого сможете, кроме Аллаха, если вы говорите правду». [сура «Йунус» 10:38]


«Если же вы сомневаетесь в том, что Мы ниспослали Нашему рабу, то сочините одну подобную суру и призовите своих свидетелей, помимо Аллаха, если вы говорите правду. Если же вы этого не сделаете — а ведь вы никогда этого не сделаете, — то побойтесь Огня, растопкой которого являются люди и камни. Он уготован для неверующих». [сура «Аль-Бакара» 2:23-24]


Следовательно, вызов Корана - это не просто вопрос качества. Произведение даже не должно быть равноценно Корану! Всё дело в подобии. Вызов этот предполагает достижения, по крайней мере, сравнительной степени литературной красоты, благородства, возвышенности, присущих Корану, и в то же время способность конкурировать с Кораном в подражании его стиля.


Искусственно повторить стиль Корана возможно, и многие даже достигли в этом успеха. Однако все эти попытки, продолжающиеся со времён лжепророка Мусайлимы и до наших дней, были признаны глупыми и нелепыми. Такого было единогласное мнение каждого, кто когда-либо слышал или читал эти произведения.


Подобно этому возможно научиться писать на арабском языке так, чтобы достичь высокого уровня литературного мастерства, а также суметь передать возвышенные мысли и чувства как во многих вызывающих интерес произведениях прозы и поэзии. Но никто не сделал этого, придерживаясь коранического стиля.


Как этот стиль оказывается неуловим! Коран не является ни арабской прозой, ни тем, что могло бы быть названо арабской поэзией. Он также не является соединением прозы и поэзии. Ни одна из этих форм его не определяет. Он уникален. И в то же время Коран верен своему стилю от начала до конца.


Единственно Коран достигает высочайшего уровня литературного превосходства. Он может привести людей в иступленный восторг или заставить плакать, при этом сохраняя свой уникальный стиль. Следовательно, вызов Корана заключается в следующем испытании: создайте нечто в точно таком же стиле и придайте произведению при этом как можно более схожие качества и возвышенность, присущие Корану.


Однако всё же можно возразить, что оценка получившегося результата в таком случае всё ещё основана на субъективных литературных предпочтениях. С этим можно согласиться. Однако другая сторона вызова состоит в том, чтобы предоставить свидетелей, которые могли бы не просто сделать заявление, но подтвердить качество такой оценки.


На протяжении истории люди предпринимали попытки написать нечто в кораническом стиле. Результаты этих попыток были всегда настолько смешны, что никто не рискнул бы сказать, что одна из этих попыток могла бы сравниться с Кораном по своим литературным достоинствам. Причина того, что никто так и не отважился сделать этого, скрывается не в страхе репрессалии, как полагают некоторые скептики, но скорее в страхе выглядеть при этом полными идиотами.


Одним из ранних примеров подражания были следующие строчки:


«аль-Фӣл

маль-Фӣл

ва ма̄ адра̄ка маль-Фӣл

лаху з̱анабун рад̣ӣл, вa х̣уртӯмун т̣aвӣл».


Что в переводе звучит как:


«Слон –

Что такое слон?

И что же даст тебе знать, что такое слон?

У него короткий хвост и очень длинный хобот».


Это, действительно, вполне удачная попытка подражания внешнему стилю Корана. За образец автором были взяты строки начальных аятов сур «Аль-Кариа» и «Аль-Хакка». Тем не менее, неудивительно, что люди не пожелали рискнуть своей репутацией и подтвердить литературное превосходство данного отрывка.


Остановимся и подумаем: какой ещё литературный стиль, который бесспорно являлся бы величайшим литературным творением и в то же время гарантировал бы то, что любой, кто попытается подражать ему, обречён на провал, мы можем вспомнить?


В целом, это совсем неплохо, когда писатель стремится сымитировать и превзойти признанный в литературе стиль. Как бы то ни было, задача сотворить хотя бы одну главу похожую на Коран – самая короткая из которых состоит всего из трёх небольших аятов – оказалась непосильной в своём исполнении.


Следует также помнить, что не все люди, которые говорят на арабском языке, мусульмане. Многие из них придерживаются христианской или иудейской религии. Некоторые - атеисты. Они рассеяны по всему миру. Среди этих арабов-немусульман встречаются известные поэты и писатели, а также видные литературные критики. Однако никто из них до сих пор никогда не утверждал, что создал литературное произведение, которое было бы подобно Корану по стилю и красоте.


Для арабоговорящего человека это очевидно. Любой араб, наблюдая попытки людей писать в кораническом стиле, разражается смехом от их нелепости и банальности. Для человека, не говорящего на арабском языке, это не так очевидно. Но он может убедиться, что ни одной хоть сколько-нибудь убедительной и серьёзной литературной попытки так и не было предпринято.


Конечно, в любой литературной оценке присутствует неизбежный элемент субъективности. Может возникнуть проблема того, следует ли выбрать одного судью или несколько. Существует также достаточно предвзятый критерий того, что «только ученый-мусульманин может высказывать своё мнение». Однако таких ограничений вызов Корана не предполагает.


Общий вывод, к которому пришёл Международный Арабский литературный комитет и большая часть арабов, заключается в том, что нет ничего, что могло бы ответить на вызов Корана. Это можно считать объективным критерием. А Аллах знает лучше. [Источник: IslamToday.com]


Как отмечает Абдур Рахим Грин, вызов Корана состоит в том, чтобы создать на арабском языке три строчки, которые не попадут ни в один из шестнадцати стихотворных размеров, не будут также похожи ни на рифмованную прозу, ни на речи прорицателей, ни на повседневную речь, а также будут обладать ясным смыслом и риторикой, то есть не будут, строго говоря, абракадаброй.


Ответы на литературный вызов Корана


Мусайлима аль-Казаб (Мусайлима Лжец) – мужчина, который во времена жизни Пророка Мухаммада (мир ему) утверждал, что он Посланник Бога.


Приведём пример составленного им «Корана», упомянутого в Тафсире Ибн Касира (тафсир суры «Аль-Аср»).


Упоминается, что Амр ибн аль-Ас собирался навестить Мусайлиму после того, как Посланник Аллаха был провозглашен Пророком, и до того, как сам Амр принял Ислам. По прибытию Мусайлима спросил его:


«Что открылось твоему другу (Мухаммаду) за это время?»


Амр ответил: «Короткая и немногословная сура открылась ему».


Тогда Мусайлима сказал: «Какая?» Амр ответил:


وَالْعَصْرِ

إِنَّ الْإِنسَانَ لَفِي خُسْرٍ

إِلَّا الَّذِينَ آمَنُوا وَعَمِلُوا الصَّالِحَاتِ وَتَوَاصَوْا بِالْحَقِّ وَتَوَاصَوْا بِالصَّبْرِ


«Клянусь предвечерним временем (или временем)!

Воистину, каждый человек в убытке,

кроме тех, которые уверовали, совершали праведные деяния, заповедали друг другу истину и заповедали друг другу терпение!» [сура 103 «Аль-Аср» («Время»)]


Мусайлима задумался. Затем он сказал: «На самом деле и мне открылось нечто подобное»


Амр спросил его: «Что же?»


Он ответил:


وبر يا وبر ،إنما أنت إيراد و صدر ،و سائرك حفر نقر


«О, Вабр! (небольшое, покрытое мехом млекопитающее; даман, жиряк) О, Вабр! Ты это только два уха и туловище, остальная часть тебя – это копание и рытьё нор».


Затем он сказал: «Что ты думаешь об этом, О Амр?»


Так ответил ему Амр: «Ради Аллаха! Поистине, ты знаешь, что я считаю тебя лжецом».


* Вабр – небольшое животное, напоминающее кошку. Самые большие части его тела – это уши и туловище, остальные же его части не обладают красотой. Создавая эти бессмысленные строки, Мусайлима желал сотворить нечто, противоположное Корану. Однако они не убедили даже идолопоклонника того времени! [Тафсир Ибн Касира, сура «Аль-Аср»]


Андалусский беллетрист Яхья б. аль-Хакам аль-Газал, прозванный своими биографами «Мудрец Аль-Андалуса, её поэт и оракул» отважился создать дополнение к коранической суре 112. «Но как только он погрузился в работу, его охватил ужасный страх и содрогание, это вернуло его к Богу». [Источник: Ignaz Goldziher, Ed. S M Stern, Muslim Studies (Muhammedanische Studien) II, 1971, George Allen & Unwin Ltd., London, pp. 364]


“Сура” «Иман» («Вера»)


Данная “сура” – христианский ответ на литературный вызов Корана – взята с непопулярного христианского сайта SuraLikeIt.com.


Ниже мы приведем эту “суру” и дадим комментарий по этому поводу, Иншааллах.

И помяни в Писании об учениках, когда ветер дул, в то время как они плыли в ночи. (1)

{wadhkur filkitabbil hawari-yeena idha asafatir ri-yahoo bihem laylan wahum yubhiroon}


Затем явился им призрак Христа, идущий по воде. Они сказали: Это наш Господь, насмехающийся над нами, или мы сошли с ума? (2)

{Idh tara'a lahum alal mi-yahee tayful Maseehee yamshee fakaloo a'huwa rabbuna yahza'oo bina am kad massana tayfun min junoon}


И услышали голос Иисуса, говорящий им: Не бойтесь, это Я, разве вы не видите? (3)

{faja'ahumu sawtul-mu'allimi an la takhafoo inni ana huwa afala tubsiroon?}


Поэтому один из них, прокричал и спросил его: Господи, повели мне, если это Ты, придти к Тебе по воде. Так Бог превратит мои сомнения в уверенность. (4)

{fahatafa hatifon minhumu yakooloo rabbi murni in kunta hakkan huwa atee alal miyahee elayka asa an yubaddilal'lahoo shalli biyakeen}


Он (Господь) сказал ему: Иди ко мне, и пусть это будет чудом для людей, чтобы они могли помнить. (5)

{kala fas'a elay'ya walitakun linnasi ayatan la'allahumu yatadhakkaroon}


И в то время как ученик начал идти, он увидел, насколько сильный был ветер, поэтому он испугался и начал тонуть. Тогда он вскричал, вопрошая Господа о помощи. (6)

{wa'idh tafikal hawari'yoo yamshee ra'a shiddatar'reehi fakhafa wabada'a yaghrakoo fasa'ha birabbihee yasta'een}


И Он (Господь) протянул Свою руку к нему, поддержал его и сказал: О, ты, кто мало верует, такова награда для тех, кто сомневается. (7)

{famadda biyameenihi lahoo fa'akhadhahoo biha wakala ya kalilal imani hadha jaza'ool mumtareen}


И как только Он взошёл с ним в лодку, ветер стих, и ученики поблагодарили хвалой Его и сказали: (8)

{wa idh rakibas safinata ma'ahoo sakanatir riyahoo lita'wiha fasabbahal hawari'yoona bihamdihee wahatafoo lahoo ka'ileen}


Истинно, Ты сын Божий: мы верим в Тебя и склоняемся пред Тобой. (9)

{anta huwab'nullahi hakkan fika nahnoo amanna wa'amamka nakhurroo sajideen}


Он сказал: Возрадуются те, кто верил, не смешивая свою веру с сомнением, именно они окажутся преуспевшими. (10)

{kala tooba lilladheena amanoo walam yulbisoo imanahumu bishakken fa'oola'ika humul muflihoon}

[Перевод "суры" «Иман» осуществлён с английского языка (прим. пер.)]


Наше опровержение:


1. Неверный плагиат фразы «Ва-з̱кур фӣль-Кита̄б» [وَاذْكُرْٰ فِي الْكِتَابِٰ ] – «И (также) помяни в Писании…»


"Сура" «Иман» начинается со знаменитого коранического выражения:


“Ва-з̱кур фӣль-Кита̄б”, что значит: «И (также) помяни в Писании (историю о)…» (сравните с Кораном; см. сура «Марьям» 19:16, 19:41, 19:51,19:54 и 19:56).


Это выражение подразумевает присутствие предыдущих аятов. Вероятно, они употребили это выражение для того, чтобы текст стал ближе для мусульман, и те не отвергли бы его с самого начала.


Что могло бы быть использовано вместо этого:


На самом деле, в Коране есть множество других более подходящих выражений, таких как:


a. «Хал ата̄ка х̣адӣс̱» [هَلَْ أَتَاكََ حَدِيثَُ ] – Дошел ли до тебя рассказ…?

(см. «Аз-Зарийат» 51:24 и «Ан-Назиат» 79:15)


b. «Хал ата̄ка наба'a» [هَلَْ أَتَاكََ نَبَأَ ] – Дошла ли до тебя весть…?

(см. «Сад» 38:21).


Но все эти примеры не являются ничем больше, но плагиатом, который указывает на неспособность тех, кто принял вызов создать выражения, которые были бы лучше, чем в Коране (или хотя бы подобны ему).


2. Неверное использование слов «Рӣх̣» и «Рийах̣» для обозначения ветра.


И помяни в Писании об учениках, когда ветер дул, в то время как они плыли в ночи. (1)

{wadhkur filkitabbil hawari-yeena idha asafatir ri-yahoo bihem laylan wahum yubhiroon}


В первом стихе было ошибочно употреблено слово «Рийах̣» для описания штормового ветра. «Рийах̣» относится к ветру, который приносит благословение, в то время как «Рӣх̣» относится к штормовому ветру или тому, что ассоциируется с наказанием. Таким образом, им следовало использовать слово «Рӣх̣» (штормовой/сильный ветер).


Примеры употребления «Рӣх̣» и «Рийах̣» из Корана и Сунны:


«Рӣх̣» (наказание; сильный ветер) упоминается в Коране в следующих местах: «Ибрахим» 14:18, «Фуссылат» 41:16, «Аз-Зарийат» 51:41, «Аль-Камар» 54:19 и «Аль-Хакка» 69:6.


«Рийах̣» (благословенный ветер) упоминается в суре Корана «Аль-Хиджр» 15:22.


Посланник Господа (мир ему), когда начинался ветер, говорил:


«Господь! Сделай так, чтобы это был «Рийах̣» (благословенный ветер), а не «Рӣх̣» (ветер-наказание, сильный ветер).


Предполагается, что те, кто создавал суру, должны знать хотя бы то, как пользоваться арабским языком, но эта ошибка повторяется вновь в стихе 8, в то время как в стихе 6 они используют слово «Рӣх̣», что указывает на незнание того, как правильно стоит употреблять это короткое арабское слово. Это очень сильный промах, потому что ни один образованный араб не совершит подобную ошибку.


Стих 6 – верно:


И в то время как ученик начал идти, он увидел, насколько сильный был ветер, поэтому он испугался и начал тонуть. Тогда он вскричал, вопрошая Господа о помощи. (6)

{wa'idh tafikal hawari'yoo yamshee ra'a shiddatar'reehifakhafa wabada'a yaghrakoo fasa'ha birabbihee yasta'een.}


Стих 8 – неверно:


И как только Он взошёл с ним в лодку, ветер стих, и ученики восхвалили Его и сказали: (8)

{wa idh rakibas safinata ma'ahoo sakanatir riyahoo lita'wiha fasabbahal hawari'yoona bihamdihee wahatafoo lahoo ka'ileen}


Стих 6 лингвистически построен правильно (так как «Рӣх̣» используется для того, чтобы показать насколько сильный был ветер).


Однако стих 8 лингвистически построен неверно, так как слово «Рийах̣» используется в значении спокойного, тихого ветра.


Переведём выражение со словом «Рийах̣» из данного стиха: «...спокойный ветер (Рийах̣) стих…»


Выражение является неверным, так как автор пытается описать сильный ветер «Рӣх̣» (упомянутый в стихе 6), который утихает (становится «Рийах̣»).


3. Использование комических выражений.


Вся вышеизложенная критика может быть с лёгкостью учтена при следующем переиздании, но как быть с комическими выражениями, такими как «Tayf-ul-Masih Yamshi» в стихе 2, «Tafaqa Al-Hawwari Yamshi», «Fa khaf wa bad’a Yaghraq» в стихе 6 и другими?!


4. Недостаток в плавности повествования.


Вдобавок ко многим хромым выражениям, которые возникают тут и там, внося заметную дисгармонию в повествование, мы не чувствуем плавности Корана в этой созданной искусственно суре. Это один из элементов красоты текста на арабском языке – то, что он легко и плавно льётся с языка. Коран достигает этого, эта же фальшивая сура – нет.


Было бы интересно прочитать эту "суру" и записать на аудио, а затем сравнить её чтение с чтением нараспев Корана.


5. Ненужные слова – могли бы быть с лёгкостью исключены – без нанесения ущерба смыслу.


Возможно, вы и сами заметили, как много (ненужных) деталей заключает в себе данная "сура", в особенности если сравнивать её с лаконичным кораническим рассказом.


Слова, которые могли бы быть исключены из "суры" «Иман», без нанесения ущерба смыслу:


«биХим» в стихе 1;

«лаХум» в стихе 2;

«минХум» [из них] в стихе 4 (по сути, весь стих можно было бы сократить до половины его объёма, не изменив смысла);

«мa’aХу» [с ним] и «лаХу» [его] в стихе 8;

«нах̣н» [мы] и «ама̄ма-к» [передо мной] в стихе 9.


Слова/фразы, которые могли бы быть объединены:


В стихе 7 читаем:


И Он (Господь) протянул Свою руку к нему, поддержал его и сказал: О, ты, кто мало верует, такова награда тем, кто сомневается. (7) {famadda biyameenihi lahoo fa'akhadhahoo biha wakala ya kalilal imani hadha jaza'ool mumtareen} «тогда Он протянул Свою правую (руку) к нему, затем Он вытащил его с помощью неё».


Нельзя ли было просто написать: «Тогда он поддержал его с помощью Своей правой (руки)» ?!! [fa akhadhahu bi yadihi-'l yameen]?


Помимо того, что данной "суре" недостает плавности и естественности, здесь также использованы неподходящие слова, такие как «miyah» для воды и «tara’a» – видеть или зреть в стихе 2.


6. Истории самой по себе недостаёт тематической связности и смысла.


Вышеизложенная история сама по себе слаба, а её поучения не связаны друг с другом. Давайте взглянем на её краткий пересказ:


1. Первому ученику нужен был знак – что он пойдёт по воде;

2. Затем мы читаем, что ученик чуть не утонул и

3. Наконец, мы читаем, что ученики восхваляют Его по совершенно иной причине, нежели хождение по воде, - за то, что ветер стих!


Это очень не похоже на Коран, который содержит одно главное тематическое послание в каждой суре, с отрывками и словами из аятов, которые, взаимодействуя друг с другом, способствуют лучшей передаче заключенного Послания [см. список тафсиров на сайте LinguisticMiracle.com для примеров сур из Корана].


Стихи и слова попросту не объединены в "суре" «Иман» должным образом для того, чтобы можно было сделать из неё определенный вывод. Скорее, это похоже просто на историю с линейной композицией.


7. Плагиат из аятов Корана.


Давайте попробуем перечислить коранические выражения, которые встречаются в "суре" «Иман»:


A. В стихе 1, «Ва-з̱кур фӣль-Кита̄б» [وَاذْكُرَْ فِي الْكِتَابَِ] – «И помяни в Писании…»


Смотрите упоминание этой фразы в Коране в суре «Марьям» 19:16, 19:41, 19:51, 19:54 и 19:56.


B. В стихе 3, «Иннӣ ана хува» – « Не бойтесь, это Я…»


Данное выражение является имитацией Корана, когда Аллах говорит Мусе:


«Иннӣ ана-Ллах» – [إِنِّي أَنَا اللَّهُ] – «Я — Аллах…» [«Аль-Касас» 28:30, «Та Ха» 20:14]


Также заимствовано выражение «а-фа-ла̄ тубс̣ирӯн» [أَفَلَاَ تُبْصِرُونََ ] – «…разве вы не видите?»


Смотрите эту же фразу в Коране, сура «Аз-Зухруф» 43:51, «Аз-Зарийат» 51:21.


C. В стихе 4, «хатафа ха̄тифун» – «прокричал кричащий». Схожий стиль речи скопирован из Корана.


«к̣а̄ла к̣а̄'илун» – [قَالَ قَآئِلٌ] – «Сказал говорящий…»


[Выражение встречается в сурах «Йусуф» 12:10, «Аль-Кахф» 18:19, «Ас-Саффат» 37:51]


А также следующее выражение из стиха 4: «‘аса̄ йубаддила Аллах…» – «Возможно, Аллах изменит (что-то)…»


В Коране есть похожая фраза:


«‘аса̄ Раббуна ан йубдила» [عَسَى رَبُّنَا أَن يُبْدِلَنَا] – «Быть может, Господь наш даст нам взамен нечто лучшее». [«Аль-Калам» 68:32].


D. В стихе 5, почти весь стих составлен из различного плагиата из Корана.


Он (Господь) сказал ему: Иди ко мне, и пусть это будет чудом для людей, чтобы они могли помнить. (5)

{к̣а̄ла фа-с‘а илайа ва ли такӯна ли-ннаси 'айатан ла‘аллахум йатаз̱аккарӯн}


к̣а̄ла [(Он) قَالََ – сказал] – общепринятая фраза, которая употребляется в Коране в начале аятов [см. «Аль-Араф» 7:12, 7:13, 7:14, 7:15, 7:16, «Аль-Бакара» 2:33 и многие другие примеры].


«фа-с‘а илайа» – «Иди ко мне».


Похожее выражение в Коране в суре «Аль-Джумуа» 62:9 – «фа-с‘ау ила̄ з̱икри-Ллахи» («устремляйтесь к поминанию Аллаха»).


«ва ли такӯна ли-ннаси 'айатан» – «и пусть это будет чудом для людей».


Схожее с Кораном – сура «Аль-Фатх» 48:20 – «ва ли такӯна 'айатан лиль-му'минӣн» [ وَلِتَكُونَ آيَةً لِّلْمُؤْمِنِين] – «чтобы это стало знамением для верующих».


«Ла‘аллахум йатаз̱аккарӯн» – быть может, они помянут назидание.


«Он разъясняет людям Свои знамения, – быть может, они помянут назидание» [«Аль-Бакара» 2:221] [وَيُبَيِّنُ آيَاتِهِ لِلنَّاسِ لَعَلَّهُمْ يَتَذَكَّرُون]


E. В стихе 6:


«биРаббихи йаста‘ӣн» – вопрошая Господа о помощи.


Похожие слова находим в суре Корана «Аль-Фатиха»:


وإِيَّاكَ نَسْتَعِينُ


и Тебя [Господа] одного молим о помощи. [«Аль-Фатиха» 1:5] – «ва ий'а̄ка наста‘ӣн»


F. В стихе 7:


«хаз̱а джаза̄’-уль мумтарӣн» – такова награда для тех, кто сомневается.


Эта фраза также схожа с типичной для Корана фразой:


«з̱алика джаза̄’-уль ка̄фирӣн» – [ذَٰلِكَٰ جَزَاءُٰ الْكَافِرِينَٰ] - «Таково [Ад] возмездие неверующим!»


G. В стихе 8:


«саббах̣а …… бих̣амдих» – поблагодарили хвалой.


Схоже с:


«фа саббих̣ бих̣амди Раббик» – [فَٰ سَبِّحْٰ بِٰحَمْدَِ رَبِّكَٰ] - «...восславь же хвалой Господа своего…»


[Коран «Ан-Наср» 110:3]


H. В стихе 10:


Он сказал: Возрадуются те, кто верил, не смешивая свою веру с сомнением, именно они окажутся преуспевшими. (10)

{к̣а̄ла тӯба ли-ллаз̱ӣна 'а̄манӯ ва лам йулбисӯ има̄нахум би шаккин фа ’ӯла’ика хум-уль муфлихӯн}


«ва лам йулбисӯ има̄нахум би шаккин» – не смешивая свою веру с сомнением.


Схоже с Кораном:


«ва лам йалбисӯ има̄нахум би з̣улмин» – [وَلَمْٰ يَلْبِسُوا إِيمَانَهُم بِظُلْم] - «...и не облекли свою веру в несправедливость». [«Аль-Анам» 6:82]


И ещё один пример из "суры" «Иман»:


Стих 10: «фа ’ӯла’ика хум-уль муфлихӯн» – Именно они окажутся преуспевшими


Схоже с Кораном:


«ва ’ӯла’ика хум-уль муфлихӯн» – [وَأُولَٰئِكَٰ هُمُٰ الْمُٰفْلِحُونَٰ] - «Именно они окажутся преуспевшими». [«Аль Имран» 3:104]


Можно с уверенностью сказать, что первый и последний стихи данной "суры" были взяты из Корана намеренно. Стих 1 начинается с выражения из Корана, которое было скопировано (хотя и неверно), таким образом, те, кто принял вызов, открывают суру плагиатом и заканчивают плагиатом речей из Корана (в стихе 10). Это было сделано целенаправленно для того, чтобы мы с самого начала чтения почувствовали, что эта сура кораническая; заканчивается сура также коранической фразой для того, чтобы мы почувствовали, что заканчивается якобы кораническая сура.

 

2021 Quranic Studies "Коранические исследования"