Внезапное изменение лица и числа в Коране: Нил Робинсон об ильтифате

October 21, 2017

 

Данное исследование об ильтифате взято нами из книги Нила Робинсона «Discovering The Qur'ān: A Contemporary Approach To A Veiled Text» (1996, SCM Press Ltd.), глава «The Dynamics Of The Qur'ānic Discourse», с. 245-252. Эти отрывки не были бы приведены, если бы мы не оценили по заслугам его книгу в целом.

Одна из особенностей коранического стиля, которая зачастую сбивает с толку рядового европейского читателя, – это частые случаи неожиданных (и, на первый взгляд, неоправданных) сдвигов с одного местоимения на другое. Немусульманские учёные склоняются к тому, чтобы либо рассматривать эти изменения как солецизмы, либо просто не придавать им никакого значения. С другой стороны, мусульманские специалисты в арабской риторике называют этот феномен «ильтифат», что буквально означает «переход», или «поворот лица к чему-либо/кому-либо». Его определение звучит так:

 

«Изменение воспроизведения речи с одного метода на другой, для того чтобы освежить и разнообразить речь для слушающего, заострить его интерес, защитить его разум от усталости и фрустрации, возникающей, если только один метод непрерывно вливается в его уши».

 

Вместо того чтобы опустить ильтифат, как стилистический изъян, они нарекли его «Shajā`at al-`Arabiyya» – «отвага арабского языка» и сделали попытку объяснить цель разнообразных вариантов таких сдвигов. Так как этот предмет недавно был детально исследован М. А. С. Абдел Халимом, мы ограничим собственное исследование несколькими разительными примерами, которые содержатся в отдельных аятах или же нескольких аятах, посвящённых одной теме. Для того чтобы облегчить читателю задачу, речь от первого лица множественного числа будет напечатана жирным шрифтом, а речь от первого лица единственного числа будет напечатана курсивом.

 

 

Третье лицо единственное число – первое лицо множественное число

 

Рассмотрим следующее извлечение из отрывка об откровении в суре 69. После опровержения обвинений, полемических отступлений и утверждения статуса откровения, происходит резкое отклонение в сторону первого лица множественного числа:

 

«Это — не слова поэта. Мало же вы веруете! Это — не слова прорицателя. Мало же вы поминаете назидания! Это — Ниспослание от Господа миров. Если бы он приписал Нам некоторые слова, то Мы схватили бы его за правую руку (или схватили бы его крепко), а потом перерезали бы ему аорту, и никто из вас не избавил бы его». (69:41-47)

 

Мы уже обращали внимание на то, каким способом достигается это отклонение – через объективацию Послания, но это лишь одна сторона вопроса. Помимо этого сильное впечатление на читателя производит внезапный сдвиг от разговора в третьем лице о «Господе миров», Который поэтому кажется нам отдалённым и трансцендентным, к той непосредственности, с которой Он говорит с нами от первого лица. Тот факт, что Он употребляет первое лицо во множественном числе, подчеркивает Его величие и силу.

 

Схожий эффект мы наблюдаем в полемическом извлечении из суры 96. Здесь происходит переход от первой части, преисполненной злой сатиры, к ужасающе грозным речам:

 

«Неужели он не знал, что Аллах видит его?

Но нет, если он не перестанет, то Мы схватим его за хохол…» (96:14 и далее)

 

Заметьте, что в этом отрывке также используется первое лицо множественного числа, когда подразумеваются жестокие меры.

 

Внезапный сдвиг от третьего лица единственного числа к первому лицу множественного числа – обычное явление в отрывках, описывающих знамения Господа. Данный сдвиг неизменно возникает в том месте, где упоминается живительная дождевая вода, посылаемая на землю. Показательным является следующий пример:

 

«Аллах — Тот, Кто посылает ветры, которые поднимают облака. Потом Мы гоним их в вымершие страны и оживляем ею (дождевою водой) землю после ее смерти. Таким же образом произойдет воскрешение». (35:9)

 

Причина того, почему в этом месте происходит сдвиг, кроется в том, что божественное воскрешение земли рассматривается в качестве доказательства Его способности воскрешать мертвых.

 

 

Третье лицо единственное число – первое лицо единственное число

 

Отрывки, в которых происходит внезапный сдвиг от третьего лица единственного числа к первому лицу единственного числа, встречаются реже. В следующем примере, как и в первом отрывке, рассмотренном нами в предыдущем разделе, сильное впечатление достигается при помощи того, что, после слов, подчеркивающих трансцендентность Бога, вторгается речь от первого лица:

 

«Веление Аллаха придет, и не пытайтесь это ускорить. Преславен Он и превыше того, что они приобщают в сотоварищи! Он ниспосылает ангелов с духом (откровением) по Своему велению тому из Своих рабов, кому пожелает: «Предостерегайте тем, что нет божества, кроме Меня. Бойтесь же Меня». (16:1 и далее)

 

В этом примере первое лицо единственного числа является более подходящим, чем первое лицо множественного числа, потому что под вопросом стоит скорее единственность Бога, нежели Его мощь. Употребление первого лица единственного числа в данном отрывке также необходимо для рифмы.

 

Схожий эффект мы может наблюдать в следующем отрывке, который также полемичен:

 

«Поклоняйтесь же, помимо Него, чему пожелаете. Скажи: «Воистину, потерпят убыток те, которые потеряют себя и свои семьи в День воскресения. Воистину, это и есть явный убыток! Над ними будут навесы из огня, и под ними будут навесы». Этим Аллах устрашает Своих рабов. О рабы Мои, бойтесь Меня!» (39:15 и далее)

 

Здесь тоже под вопрос ставится единство Бога. Более того, снова определенная рифма неизбежно влечёт за собой употребление первого лица единственного числа.

 

Наш третий пример отличается от первых двух, так как речь от первого лица представляет собой то, что Бог скажет в День воскресения:

 

«В тот день никто не причинит таких мучений, как Он, и никто не наложит таких оков, как Он. О обретшая покой душа! Вернись к своему Господу удовлетворенной и снискавшей довольство! Войди в круг Моих рабов! Войди в Мой Рай!» (89:25-30)

 

Как бы то ни было, заметьте, что, хотя единство Бога и не упоминается эксплицитно, слова «вернись к своему Господу» служат напоминанием о Его самом первом соглашении с потомками Адама (7:172 и далее), по которому им приписывалось служить и веровать в одного лишь Аллаха. Заметьте также, что такой сдвиг поражает своей силой, потому что он происходит в самом конце суры, в котором уже нет других речей от первого лица, но Аллах снова предстаёт как «твой Господь».

 

 

Первое лицо множественное или единственное число – третье лицо единственное число

 

Сдвиг от первого лица множественного числа к третьему лицу единственного числа обычно означает собой переход от экспрессивной функции к когнитивной, как в нижеследующем примере:

 

«Таким образом Мы ниспослали его в виде Корана на арабском языке и подробно разъяснили в нем Свои угрозы, чтобы они устрашились или чтобы это стало для них назиданием. Превыше всего Аллах, Истинный Царь!...» (20:113 и далее)

 

В этом случае сдвиг не только убеждает нас в том, что перед нами послание, снабжая его формулировками, которые могут быть произнесены верующими, но также служит тому, чтобы отдалить от нас личность Пророка и подчеркнуть, что в этой речи восхваляется не лично он, но Бог.

 

Когда сдвиг происходит от первого лица единственного числа к третьему лицу единственного числа, действует тот же принцип. Примеры такого сдвига:

 

«Жившие до них сочли это ложью. Каким же было Мое обличение! Неужели они не видели над собой птиц, которые простирают и складывают крылья? Никто не удерживает их, кроме Милостивого. Воистину, Он видит всякую вещь». (67:18 и далее)

 

«Не бойтесь же людей, а бойтесь Меня, и не продавайте Мои знамения за ничтожную цену. Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются неверующими». (5:44)

 

В обоих примерах такой сдвиг снабжает речь сообщением, которое может быть повторено. Он также ещё раз подтверждает трансцендентность Аллаха.

 

 

Первое лицо единственное число – первое лицо множественное число

 

Сдвиг от первого лица единственного числа к третьему лицу множественного числа обычно возникает для того, чтобы подчеркнуть силу и могущество говорящего, как в следующем отрывке:

 

«А кто отвернется от Моего Напоминания, того ожидает тяжкая жизнь, а в День воскресения Мы воскресим его слепым». (20:124 и далее)

 

Сдвиг такого рода возникает в четырёх сурах, которые начинаются с клятв. Показательным является следующий пример:

 

«Нет, клянусь Днем воскресения!

Клянусь душой попрекающей!

Неужели человек полагает, что Мы не соберем его костей?» (75:1-3)

 

Клятвы устанавливают прямой и непосредственный контакт, так как даются от первого лица единственного числа. Но сдвиг в сторону первого лица множественного числа является необходимым, для того чтобы читатель по ошибке не приписал слова клятвы Пророку.

 

 

Первое лицо множественное число – первое лицо единственное число

 

Сдвиг от первого лица множественного числа к первому лицу единственного числа придаёт речам более близкий и открытый для читателя характер. Контекст таких речей может иметь отношение к провозглашению некоего руководства, как, например, в словах Бога, когда Он изгоняет Адама из Рая:

 

«Мы сказали: «Низвергнитесь отсюда все!». Если к вам явится руководство от Меня, то те, которые последуют за Моим руководством, не познают страха и не будут опечалены». (2:38)

 

В качестве альтернативы сдвиг может обозначать переход от повеления к угрозе, как в словах Бога к Нуху:

 

«Воздвигни ковчег у Нас на Глазах и по откровению Нашему, и не проси Меня за тех, которые были несправедливы. Воистину, они будут потоплены». (11:37)

 

Ещё один пример такого перехода содержится в следующем отрывке:

 

«Нам лучше знать, что они говорят, и тебе не надо принуждать их. Увещевай же Кораном тех, кто страшится Моей угрозы». (50:45)

 

В этом примере сдвиг к первому лицу единственного числа снова обусловлен рифмой. Такой переход особенно бросается в глаза, если учесть, что этими словами завершается сура.

 

 

От третьего лица ко второму лицу

 

Все отрывки, которые мы рассмотрели до этого, включали в себя изменение лица или числа местоимения, которое указывало на говорящего. Но ильтифат также возникает в том случае, когда сообщение исходит от самого адресата. Чаще всего в таком случае происходит сдвиг от третьего лица ко второму лицу, которое мы будет обозначать, меняя шрифт с основного на курсив. Общеизвестный пример ильтифата содержится в суре «аль-Фатиха», где он представляет собой переход от описания Господа к обращению верующих к Нему с мольбой:

 

«Хвала Аллаху, Господу миров,

Милостивому, Милосердному,

Властелину Дня воздаяния!

Тебе одному мы поклоняемся и Тебя одного молим о помощи». (1:2-5)

 

Однако в большинстве случаев такой сдвиг происходит, когда сам Бог является говорящим. Иногда Он обращается с речью к тем, кто говорит о нём, для того чтобы пригрозить им:

 

«Они говорят: «Милостивый взял Себе сына». Этим вы совершаете ужасное злодеяние». (19:88 и далее)

 

Порою же, наоборот, Он обращается к людям с целью почтить их своей близостью к ним:

 

«Воистину, богобоязненные пребудут в Райских садах и блаженстве. Они будут радоваться тому, чем их одарит их Господь. Господь их уберег их от мучений в Аду. Ешьте и пейте во здравие за то, что вы совершали!» (52:17-19)

 

 

От второго лица к третьему лицу

 

Реже может произойти сдвиг от второго лица к третьему, что приводит к эффекту объективации адресатов. Такой переход может быть произведён для того, чтобы дать им возможность достичь самопознания, увидев себя со стороны, как в следующем примере:

 

«Аллах сделал для вас супруг из вас самих, даровал вам от них детей, внуков и наделил вас благами. Неужели они веруют в ложь и не веруют в милость Аллаха?» (16:72)

 

В качестве альтернативного варианта говорящий может пожелать дистанцироваться от тех, к кому направлена его речь для того, чтобы оскорбить их,

 

«Это вам — за то, что вы насмехались над знамениями Аллаха и обольстились мирской жизнью. Сегодня они не выйдут оттуда, и от них не потребуют покаяния». (45:35)

 

Или почтить:

 

«Отдавай родственнику то, что ему полагается по праву, а также бедняку и путнику. Это лучше для тех, кто стремится к Лику Аллаха. Именно они являются преуспевшими». (30:38)

 

 

Комплексные примеры

 

В Коране можно найти немало отрывков, которые содержат в себе два и более местоименных сдвигов в пределах нескольких аятов. Для читателя, который знаком с различными видами таких переходов и их значением, понимание таких мест не вызовет особых проблем. Первый пример, который мы приведем здесь, относительно прост, несмотря на то, что говорящий субъект смещается с первого лица множественного числа к первому лицу единственного числа, затем переходит к третьему лицу единственного числа, и, наконец, возвращается вновь к первому лицу множественного числа:

 

«Но нет! Мы сотворили их из того, что им известно. Клянусь Господом востоков и западов! Мы способны заменить их теми, кто лучше них, и никто не превзойдет Нас». (70:39-41)

 

Две части повествования от первого лица множественного числа могут быть совершенно понятными, если читать их последовательно, одну за другой, игнорируя промежуточную информацию. Говорящий тут - Бог, и тогда, когда Он говорит о Своей силе, при помощи которой Он сотворил человека, Он использует вполне подходящее для этого контекста слово «Мы». Временное вторжение первого лица единственного числа привносит непосредственность, свойственную клятве, в то время как обращение к Богу как к «Господу востоков и западов» убеждает нас, что в данном случае не была проигнорирована когнитивная функция коранического дискурса.

 

Наш следующий пример – знаменитая отсылка к Ночному переносу, вместе с двумя аятами, следующими за ней:

 

«Пречист Тот, Кто перенес ночью Своего раба, чтобы показать ему некоторые из Наших знамений, из Заповедной мечети в мечеть аль-Акса, окрестностям которой Мы даровали благословение. Воистину, Он — Слышащий, Видящий. Мы даровали Мусе (Моисею) Писание и сделали его верным руководством для сынов Исраила (Израиля): «Не берите в покровители никого, кроме Меня! О потомки тех, кого Мы перенесли вместе с Нухом (Ноем)! Воистину, он был благодарным рабом». (17:1-3)

 

Слова, написанные основным шрифтом, открывают суру. Они соответствуют словам человека, который пользуется ими во время богослужения, но ссылка на Мухаммеда как на «Его раба» не позволяет нам сделать вывод, что эти слова излагаются лично им. Внезапный сдвиг к первому лицу множественного числа вполне соответствует контексту, так как Ночной перенос был выражением божественного величия и силы. Этот сдвиг также помогает понять, что именно Бог является здесь говорящим. Обратный сдвиг речи к третьему лицу сохраняет оттенок поклонения и обеспечивает данную коммуникацию когнитивной функцией. Возвращение к первому лицу множественного числа по отношению к Мусе и Нуху служит для того, чтобы сообщить то, что случилось в самых отдалённых местах божественного почитания вместе с двумя предыдущими проявлениями божественного величия и силы: откровение Торы и спасение семьи Нуха от потопа. В рамках речи от первого лица множественного числа небольшая цитата, в которой Бог говорит от первого лица единственного числа, создаёт впечатление Его своеобразной близости и обращает внимание на центральную значимость слов, идущих непосредственно от Бога и появляющихся не столь часто. Сейчас давайте рассмотрим три аята, которые начинаются императивом единственного числа «Скажи», но которые включают в себя слова, произносимые Богом от первого лица:

 

Скажи: «Если бы море стало чернилами для слов моего Господа, то море иссякло бы до того, как иссякли бы Слова моего Господа, даже если бы Мы принесли в помощь ему такое же море». (18:109)

 

Скажи: «Если бы по земле спокойно ходили ангелы, то Мы отправили бы к ним посланником с неба ангела». (17:95)

 

Скажи: «О Мои рабы, которые излишествовали во вред самим себе, не отчаивайтесь в милости Аллаха. Воистину, Аллах прощает грехи полностью, ибо Он — Прощающий, Милосердный». (39:53) [1]

 

В первом отрывке внезапным сдвигом к первому лицу единственного числа

достигается эффект неожиданности. Здесь Бог лично вмешивается в описание собственного могущества, чтобы привнести элемент свежести, показывая тем самым, что Его слова (как было отмечено в аяте) никогда не иссякнут. Во втором отрывке в строй повествования снова вмешивается первое лицо множественного числа, но также оно совмещается со сдвигом к третьему лицу множественного числа («к ним») в отношении адресатов. Таким образом, в тот момент, когда Бог вступает в повествование, чтобы показать Свою силу и величие, Он также дистанцирует Себя от неверующих для того, чтобы принизить их. Третий аят более сложен для понимания, так как сразу после глагола «Скажи» в императивном наклонении следуют слова Бога от первого лица единственного числа. И хотя такая последовательность нарушает обычные нормы синтаксиса, она позволяет установить тесную коммуникацию между Богом и верующими, делая их, таким образом, более чувствительными к когнитивному элементу послания, которому они следуют.

 

Последний наш пример – это отрывок, который часто подвергается критике со стороны немусульманских ученых:

 

«Он — Тот, Кто предоставил вам возможность путешествовать по суше и по морю. Вы путешествуете на кораблях, плывущих вместе с ними при благоприятном ветре, которому они рады. Но вдруг подует ураганный ветер, и волны подступят к ним со всех сторон. Они решат, что они окружены, и станут взывать к Аллаху, очищая перед Ним веру: «Если Ты спасешь нас отсюда, то мы будем одними из благодарных!». Когда же Он спасает их, они бесчинствуют на земле без всякого права на то. О люди! Ваши бесчинства обернутся против вас самих. Это — преходящее наслаждение мирской жизнью. Потом Вы возвратитесь к Нам, и Мы поведаем вам о том, что вы совершали». (10:22 и далее)

 

На первый взгляд эта фраза может показаться безнадёжно искажённой, но все три следующих друг за другом местоимённых сдвига на самом деле абсолютно логичны. Сдвиг от второго лица множественного числа к третьему лицу множественного числа объективирует адресатов и позволяет их увидеть себя так, как их видит Господь, и осознать, насколько бесстыдно и лицемерно их поведение. Обратный сдвиг ко второму лицу множественного числа обозначает намерение Бога предостеречь их. Наконец, сдвиг говорящего от третьего лица единственного числа к первому лицу множественного числа выражает Его величие и силу, что, безусловно, уместно при упоминании о воскресении и воздаянии.

 

 

[1] В переводе данного исследования на русский язык используется перевод Корана, осуществленный Э. Кулиевым. Однако перевод данного конкретного аята был скорректирован, для того чтобы согласовываться с оригинальным исследованием. (Прим. пер.)

Оригинал статьи: Sudden Changes In Person & Number: Neal Robinson On Iltifāt

Please reload

Рекомендуемые
материалы
 

Коранические исследования

2017-2019 "Коранические исследования"