Является ли Коран «копией» или «плагиатом» Библии?



Распространенным обвинением полемистов против ислама является то, что Коран «плагиирует» или «копирует» Библию или другие иудейские и христианские источники. Откровенно говоря, это по-прежнему одно из самых глупых утверждений в антиисламской полемике, и даже сами мусульмане редко осознают глупость этого аргумента.


Когда вышли такие фильмы, как «Десять заповедей» и «Страсти Христовы», никто не утверждал, что они являются плагиатом Библии, потому что все признавали, что это преднамеренные пересказы библейских историй. Точно так же, когда кто-то пишет детскую книгу, содержащую библейские истории, никто не утверждает, что они «плагиируют» или «копируют» Библию. Это адаптация или пересказ известной традиционной истории. Аналогичным образом, когда Коран пересказывает традиционные истории об Адаме, Ное, Аврааме, Моисее или Иисусе, утверждение, что то, что он делает, является «плагиатом», «копированием» или даже «заимствованием», свидетельствует о фундаментальном незнании того, что означают эти термины, а также того, как традиционные истории всегда передавались различными способами на протяжении всей истории.


Поэтому западная коранистика более не считает весомыми заявления подобного рода. Вот две характерные цитаты на эту тему от известных современных западных исследователей Корана, оба из которых, кстати, являются католическими священнослужителями.


Сидни Х. Гриффит пишет:


«Говоря герменевтическим языком, следует подходить к Корану как к полноправному цельному трактату; он провозглашает, судит, хвалит, обвиняет от своего собственного повествовательного центра. Он обращается к аудитории, которая уже знакома с устными версиями более ранних священных писаний и фольклора на арабском языке. Коран не заимствует и часто даже не цитирует эти более ранние тексты. Скорее, он ссылается и показывает их истории, а иногда использует их формулировки, для своей собственной риторической цели. Арабский Коран с точки зрения литературы - это нечто новое. Он использует идиомы, а иногда формы и структуры более ранних нарративов в составе своего собственного отличительного трактата. Его нельзя свести к каким-либо предполагаемым источникам. Более ранние трактаты появляются в нем не только в новой обстановке, но и форме, в обработанном состоянии и по-новому сформулированными для принципиально нового повествования» [1].


Аналогичным образом пишет об этом Мишель Кёйперс:


«Разумеется, речь не идет о критике «заимствований», «подражаний» или «влияний» [на Коран], исходящей из апологетических или полемических мотивов, как это делало определенное течение дурного вкуса в ориенталистике, но признать, что Коран разделяет характерный для Библейских писаний феномен, а именно: представление сюжета в новом виде. Книги Библии непрестанно обращаются к более ранним писаниям, используя их по-новому и открывая их под новым углом, что являет прогресс Откровения. Коран делает точно также, хотя он и иначе, чем Библия... Поскольку он позиционирует себя, как последнее Откровение в Иудео-Христианской традиции, ему нужно переосмыслить более ранние традиции, чтобы оставить свою собственную печать на повторяемых им по-своему текстах. Будучи далеки от того, чтобы сводить Коран к мешанине более ранних писаний, интертекстуальная или "межтекстовая" работа, которую мы предпримем, не опровергает его аутентичность, но, напротив, лучше показывает ее». [2]


[1] Сидни Х. Гриффит, «Христианское Предание и Арабский Коран: "Люди пещеры" в суре «аль-Кахф» и в сирийской христианской традиции». The Quran in Its Historical Context, изд. Габриэль Саид Рейнольдс (Лондон: Routledge, 2008), 116

[2] Мишель Кёйперс, «Трапеза: Чтение Пятой суры Корана» (Майами: Конвивиум, 2009), 31.


Оригинал статьи: Does the Qur'an "copy" or "plagiarize" the Bible?